RUS  |  ENG

Россия, 620075
г. Екатеринбург,
ул. Красноармейская, 32
т/ф. +7(343)350-22-00  


посмотреть на Google.Map

 

Задать вопрос
галерее
modernart@list.ru

 

Часы работы:
ежедневно с 11:00 до 20:00 (касса до 19:00)

Пекинская рапсодия

Портал E1, Екатерина Артемьева, 14 октября 2008 г.

На выставке – 70 работ ведущих фотографов агентства Reuters, часть которых выполнена российскими мастерами спортивной фотографии Андреем Головановым и Сергеем Кивриным.
Будь то двукратный олимпийский чемпион в вольной борьбе Мавлет Батиров, побеждающий противника, выполняя стойку на лице (!), не скрывающий слез счастья тяжелоатлет Дмитрий Клоков, рефлекторно сжимающий тщедушного чебурашку в кулаке, или французская дзюдоистка Стефани Поссамаи, зубами схватившая соперницу за трусы, – сюжеты фотографий, возвращающих в стихию Игр, никого не оставят равнодушным. «Вкус не всегда бывает сладким» – справедливо замечают организаторы в ответ на вопрос о подборке работ. Олимпиада – это и горечь поражений, и соленость слез в минуту бессилия. На снимках, спрятанных под стекло, многоликое человечество, захваченное объективом в очень важный момент жизни. Атлеты, побеждающие и побежденные, собранные, хладнокровные и разрываемые страстями, счастливые и уставшие – разные и в тоже время друг на друга похожие. Их переживания понятны даже тем, кто, лишенный выдающихся способностей, без зазрения совести прогуливал уроки физкультуры.
Выставка фоторабот далека от пошлости телевизионного ура-патриотизма, она не поднимает внутренних проблем федераций, не обслуживает рейтинги, выставка «Игры-2008. Вкус наших побед!» обращена к спортсмену, к олимпийцу, в урочный час и в одиночку отстаивающему честь страны. Это ода человеку, его возможностям, и восхищение волей к победе, достойной титанов.
По случаю открытия выставки галерею посетил чемпион мира и Европы, пловец Юрий Прилуков. Экспресс-интервью с олимпийцем мы и предлагаем вашему вниманию.
– Юрий, наверняка Вы, спортсмен, отправляясь на Олимпиаду, с собой берете и фотоаппарат. В Пекине удалось сделать какие-нибудь снимки?

– Честно скажу, ни одного снимка не сделал, хотя фотоаппарат с собой был. Ждал финала на «полуторке», был на этом сконцентрирован предельно – некогда было ходить и фотографировать. А потом не хотелось оставлять себе память о том, что случилось (на 1500 м, в последний день программы, Юрий финишировал четвертым – прим.). Есть две фотографии, которые я просто снял на телефон, – здание стадиона, ну и еще одно здание.

– Произвели сильное впечатление?

– Да, интересно. Удивительные конструкции собраны в одном месте – это как выставка того, что может сделать человек и что может сделать государство, показав свое величие. Настолько интересно все было сделано, и впечатляла, главным образом, не сложность, а сама идея и ее воплощение. Соревнования как Олимпийские игры и должны отличаться от других такими вот идеями. Конечно, уровнем подготовки спортсменов тоже, но и не в последнюю очередь архитектурой.

– Если не на фото, то в памяти какие-то моменты должны были остаться. Чем Вам запомнился Пекин?

– Запомнилось только то, насколько здорово все было организовано. К сожалению, я не был в 80-м на Олимпийских играх в Москве, но думаю, что по уровню организации и по отношению к гостям: к атлетам, тренерам, журналистам – это были одни из самых сильных Игр. По уровню организации Афины (ОИ-2004) даже близко не стоят. В Пекине на тысячу спортсменов приходилось две тысячи волонтеров, чуть ли не круглосуточно дежурящих и следящих за тем, чтобы все было хорошо. Игры показали, на что способен Китай: и в спорте, и в экономике, да и вообще за что они не берутся, все делают на высоком уровне. Наверное, Китай – одна из самых сильных стран будущего.
– Вы уже посмотрели выставку и отметили, что по эмоциональному состоянию снимки точны и правдивы. Какие чувства они в Вас вызвали?

– Сразу вспомнились позитивные моменты, связанные не с послеолимпийской усталостью, а с расслабленностью накануне. Взять хотя бы фотографию, на которой Аркадий Вятчанин снят во время тренировки. Могу сказать, что так можно было бы снять любого атлета (кроме, разве что, японцев – японцы не зевают и собраны с самого утра).
На фотографиях запечатлены совершенно разные эмоции, переживания. По своему опыту я представляю, что человек чувствует в данный конкретный момент. Вот на спине стартует Аарон Пирсол, у него открыт рот – он сейчас сделает вдох, и далее туда–обратно дышать ему практически не придется. Лариса приплыла, устала. 10 км такая дистанция, после которой люди заново учатся говорить «мама», «папа». Это два часа психического, физического и эмоционального напряжения. Поверьте мне, как человеку, плававшему 10 км, это очень тяжелое испытание. И фотография полностью отражает, те эмоции, которые захватывают после заплыва. Какой-то момент эйфории, длящийся несколько секунд, а затем все: и рот открылся, и глаза открылись, и понять ничего не можешь.

– Вообще камеры не докучают? Как складываются отношения у спортсменов и фотографами?

– Знаете, на Игры же допускаются только очень профессиональные люди. И если тележурналисты, которым нужны живые эмоции, могут заступить за рамки приличий, то фотографы, как правило, спокойно делают свое дело. Стоят на бортике экипированные больше чем спортсмены: по две сумки, объективы, штативы, наколенники (мало ли что, вдруг придется ракурс ловить и тогда уже некогда разбираться, что под ногами, – падаешь и все). Большие профессионалы, да и фотографии об этом же говорят. Так запечатлевать движение или эмоции нужно уметь. Сколько тысяч фотографий нужно было сделать, чтобы получился один такой снимок? Сколько раз фотограф нажал на затвор? Ведь там количество снимков никто не считает, счет идет на гигабайты. Одна флэшка на 16 Гб закончилась, вставляешь другую. И из всего этого получается 70 снимков, достойные называться искусством.
– Есть одна тема, которую невозможно обойти, говоря об Играх в Пекине – Майкл Фелпс. Вы его видели, общались?

– Видеть – видел, общаться – не общались. Что можно сказать? Нормальный парень, трудяга… Человек, который сам себя сделал, и которому помогли себя сделать. Майкл Фелпс – проект, как доступное жилье, федеральная целевая программа… Уникум. Человек восемь золотых медалей берет на Олимпийских играх, и всего их у него теперь 14. Просто вслушайтесь в эти слова: четырнадцатикратный олимпийский чемпион. 14-кратный чемпион Европы (ну вот я допустим) это вроде бы так себе, а тут 14-кратный олимпийский чемпион! Если человек хоть одну золотую медаль на Играх берет, считай, жизнь удалась. А у Фелпса – 14. С одной стороны, своими достижениями он как бы девальвирует золото в плавании. Получается, что только он один и тренируется, а остальные так, приезжают в носу поковырять. Но с другой стороны, не отнять у него этого настроя, целеустремленности. Ведь какой должен быть настрой?! Взял одну, две, три медали, должно бы пресыщение наступить, да и разрядка должна происходить. Кроме того, необходимо же сохранять концентрацию и после третей медали, и после пятой, и каждый раз настраиваться. Что тут скажешь? Это подвиг большой, как в космос слетать.

А если говорить о том, как у него все это получилось, то, конечно, Фелпс – любимец фортуны. Как он выиграл касание на 100 м баттерфляем, до сих пор никто понять не может. И как мог Милорад Кавич приплыть, руки в бортик кинуть и начать от борта складываться не касаясь. Ведь он чемпион мира, Европы, как же такое с ним могло произойти!? (Милорад Кавич и Фелпс дотронулись до бортика почти одновременно, сербский пловец уступил американцу 0,01 секунды – прим.) Это такая фортуна, такая удача. Или эстафета 4х100 вольным стилем. Последний этап у американцев плыл Джейсон Лезак – красавец, тактик, вот он молодец. Тогда как не понятно, о чем думал француз Ален Бернар (в итоге олимпийский чемпион на 100 м вольным стилем), прижимаясь к дорожке американца и, попросту, таща его на своей волне. Плыл бы француз правее – не было бы у Фелпса восьмого золота. Ведь он же должен был плыть строго посередине дорожки! И тут только одни эмоции. Ну как так?! Ну, уйди ты вправо, каждый же человек об этом знает. На 100 метрах люди такую скорость развивают – за ними волна как за катером. И ведь работала же голова у Лезака, который на эту волну «сел» и четко продержался, прекрасно понимал, что он сил меньше тратит, и что на последних 25 м до бортика все равно разгонится. И насколько же надо было быть французом, чтобы не понимать, что ты своими руками медаль отдаешь. Только из-за ошибок скорости такие и показывают. А что Майкл? Майкл – молодец!
– Когда в заплывах не участвуете, на коллег приходите посмотреть?

– Конечно, и на наших, и на «ненаших». Это полезно, это энергетика, которая заряжает. А так, честно говоря, мне на Олимпиаде было бы интереснее сходить посмотреть на Dream Team американский по баскетболу, на мистера Коби Брайанта. Но, к сожалению, не получилось.

– Возвращаясь к фотографии, скажите, нет ли такой практики, чтобы, скажем, по завершению Игр фотографы бы присылали самые удачные снимки олимпийцам?

– Есть другая. Люди, которые собирают автографы, распечатывают фотографии из Интернета и присылают их спортсменам в двух экземплярах. На одной расписываешься и отсылаешь обратно, другую оставляешь у себя.

– И много таких в вашей коллекции?

– Не особенно. В основном же письма присылают красивым девушкам. И в сборной России такие есть!

> к списку статей

 
Дизайн: Н. Ермакова Разработка: Д. Ермаков
инфо события виртуальный визит пресса о нас контакты документы
каталог авторы
текущая архив медиа визитки презентации
картины постеры книги комиссия как купить
экскурсии аренда залов экспертиза багетная мастерская коктейль-бар школа творчества
информация о содружестве участники содружества рейтинги и продажи
продажа приобретение